Интересно о мюзиклах

Явление русского мюзикла

News image

Русский мюзикл показал свое лицо. Произошло это третьего ноября на ассамблее фонда Русский мир , ...

ВОТ ТАКИЕ ПИРОЖКИ, ИЛИ НАШЕ ВСЁ НА СЦЕНЕ

News image

Добрый день, дорогие мои любители мюзиклов! Вы, наверное, уже подумали, что старик Фрэнки «покинул здание»? Даже и ...

Кабаре, или Боб Фосс живет в Одессе

News image

Я, знаете ли, ничего не имею против кабаре. Зайти так, присесть за столик, выпить бокал-другой че...



Свердловская императрица
Статьи - Рецензии

свердловская императрицаЕкатеринбургская музкомедия — один из немногих нестоличных театров, экспериментирующих с жанром мюзикла и регулярно представляющих результаты своих опытов в Москве. В этом году в рамках фестиваля Золотая Маска был показан мюзикл Екатерина Великая , написанный композитором Сергеем Дрезниным и поставленный в Екатеринбу

рге командой легионеров-профессионалов с Ниной Чусовой во главе.

Спектакль шел четыре дня и вызвал неоднозначную реакцию у пишущих о театре журналистов. Мы отправились на мюзикл, чтобы оценить состояние пациента и понять, что же заставило содрогнуться наших коллег. Оказалось, что пресса трагически не совпала с публикой, принимавший спектакль очень тепло.

Что ж, если закрыть глаза на проблематичное либретто, увлечение постановщиков православными ритуалами и другой экспортной клюквой типа баня, водка, гармонь и загадочная русская душа, то, на наш взгляд, все не так уж плохо, а местами по-хорошему похоже на мюзикл Элизабет — мегахит немцев Михаэля Кунце и Сильвестра Левая.

У всех мюзиклов, прогремевших в последние годы, есть прототипы. Нет ничего плохого в том, чтобы в рамках поиска формы перенимать проверенные схемы, и Элизабет — не самый плохой пример для подражания. Представленный публике в 1992 году, этот поп-мюзикл об австрийской императрице Елизавете (1837—1898), известной также как Сисси, регулярно возобновляется в немецко-говорящих странах, имеет версии на голландском, финском, венгерском, шведском и японском языках и не собирается сходить с подмостков.

Между героинями Элизабет и Екатерины Великой Сисси и Фике много общего. Обе они попадают в суровый мир двора, обе пытаются ему противостоять, обе терпят неудачи в семейной жизни и в отношениях с детьми. Екатерина позаимствовала у Элизабет яркий драматургический прием — наличие сверхъестественного персонажа, с которым героиня ведет диалог. В Элизабет это Смерть, в Екатерине — Фантом будущего и Призрак юности.

Но если центральной темой Элизабет является сложная и неоднозначная личность австрийской императрицы и ее роман со Смертью, то в Екатерине на переднем плане оказывается превращение серой мышки в великую царицу и ее роман с Властью. В Элизабет исторические события всего лишь фон, в Екатерине — часть сюжета. В конце концов, не случайно Екатерина Великая имеет подзаголовок музыкальные хроники времен империи .

По словам автора музыки к Екатерине Сергея Дрезнина такой подход был осознанным выбором авторов: Замечательный, опытнейший драматург Михаил Рощин склонялся к мысли о любовной истории, но мы с Александром Анно настаивали: ключ к сюжету нужно искать во взаимоотношениях Власти и Народа . Но может быть, стоило все-таки прислушаться к мнению Рощина или постараться, чтобы либретто не превратилось в исторический дайджест?

В первом действии это почти удалось: становление Екатерины и ее женская история показаны хоть и затянуто, но относительно связно.

Увы, второе отделение разваливается на отдельные сцены, жанр которых колеблется от убийственного псевдооперного пафоса (бунт Пугачева) до оперетточного каскада в самом пошлом его виде (обсуждение фрейлинами любовников Екатерины) и актерского капустника (солдатский рэп и презентация Потемкиным Черноморского флота — цитата из некогда популярного кино Григорий Потемкин ).

Сама Екатерина, живая, трепетная, вызывающая к себе в первой половине спектакля сочувствие, после антракта становится персонажем исторических анекдотов, и все второе действие зритель наблюдает за перерождением и упадком главной героини. От того торжественный финал мюзикла, в котором Екатерина просит запомнить ее такой , звучит откровенным диссонансом.

Кроме Екатерины Второй в мюзикле действует другой не менее эпический персонаж — Русский Народ. Авторы мюзикла решили не отходить от существующих стереотипов и представили этот самый народ во всей его противоречивости — тут и подобострастное отношение к власти, и неприятие либеральных реформ, и слепая любовь к кумирам и не меньшей силы ненависть. Устами Екатерины авторы дают будущим правителям совет: управлять этой публикой можно только кнутом. Впрочем, русский народ небезнадежен: он добродушен, гостеприимен и любит повеселиться (правда, и выпить под сенью родных берез не дурак), ну а если страдает, то глубоко и безысходно.

Помимо картин народной жизни, либретто мюзикла вместило в себя законодательную, политическую и амурную деятельность Екатерины, истории вознесения и падения ее возлюбленных, зарисовки из жизни двора. Качество сценария (над пьесой и стихами трудились Михаил Рощин, Александр Анно и Михаил Салтыков) можно оценить как довольно среднее. С другой стороны, вместить в спектакль продолжительностью 2 часа 40 минут полвека российской истории задача нетривиальная.

Музыка Сергея Дрезнина сделана добротно; композитор даже выдает несколько хитов: это песня, которую исполняет на фоне заснеженного пейзажа только что прибывшая в Россию Фике; замечательная ария Екатерины Зимний дворец , отзеркаленная ее сыном Павлом во втором акте спектакля, и композиция Железный век . Но настоящим шоу-стоппером стал трагически-надрывный плач крестьянки Колыбельная .

В своей партитуре Сергей Дрезнин умудрился соединить поп-музыку и фольклор, жестокий романс и рэп, джаз и церковные распевы, классическую оперетту и моцартовские речитативы, сатирические куплеты имени советской музкомедии и симфонические интерлюдии. Автор также (вольно или невольно?) отдал дань лирическому гению Таривердиева, таланту композитора Виктора Лебедева и творчеству Алексея Рыбникова.

В пастиччо как композиторском приеме нет ничего плохого. Полистиличность позволяет ярче характеризовать персонажей и создавать впечатляющие контрасты. Однако в мюзикле Екатерина эта эклектика доведена до абсурда, и соседство рэпа с Моцартом переваривается с трудом. Положение усугубляется тем, что актеры Екатеринбургской музкомедии принадлежат к разным вокальным школам — эстрадно-джазового и классического пения, и никому не пришло в голову закамуфлировать разницу в манере.

Молодая и зрелая Екатерина — Мария Виненкова и народная артистка РФ Нина Шамбер — являли собой самый яркий пример такой несовместимости. Мария — довольно способная эстрадно-джазовая певица — старалась исполнять свою партию энергично и разнообразно, однако из-за вокальной усталости голос актрисы большей частью звучал сипло и форсированно. И все же Виненковой повезло — доставшаяся певице музыка была ей стилистически близка, чего не скажешь об обладательнице раскаченного сопрано Нине Шамбер, которой пришлось петь и джаз, и поп, где ее голос выглядел крайне невыгодно.

Говорят, партия зрелой императрицы сочинялась для Елены Васильевны Образцовой. Идея поручить роль российской царицы царице оперной определенно не лишена концептуальности, однако можно только порадоваться, что подобное сотрудничество не сложилось.

Разница школ рельефно проявлялась и в актерской игре, где оперетточная часть труппы легко опознавалась по характерному наигрышу и карикатурности создаваемых образов.

Видимо, режиссер Нина Чусова решила не бороться с особенностями актерского состава и сосредоточила свои усилия на том, чтобы достойно продолжить дело Светланы Дружининой с ее Гардемаринами и Тайнами дворцовых переворотов . И ей это удалось: спектакль получился по-ремесленному тяжеловесный и без сюрпризов.

Работа хореографа Татьяны Багановой также не произвела ожидаемого впечатления, а ведь Баганова — дважды-лауреат Золотой маски . Поставленные ею танцы почти не добавляли спектаклю зрелищности, зато вносили дополнительный хаос на и без того перенаселенную массовкой сцену.

Отдельно стоит отметить некризисную роскошь оформления (спектакль был выпущен в мае прошлого года) — костюмы от Павла Каплевича и сценографию Анастасии Глебовой и Владимира Мартиросова. Впечатление от последней, правда, несколько портили видеопроекции Сергея Микушина, как будто позаимствованные из скаченного из интернета клипарта.

К тому времени, как была написана эта рецензия, результаты фестиваля Золотая Маска уже стали известны. Лучшим мюзиклом стал изначально не претендовавший на этот жанр Конек-Горбунок МХТ имени Чехова, в то время как Екатерина Великая была удостоена награды за костюмы (П. Каплевич) и главную женскую роль (М. Виненкова).

В этом решении жюри, на наш взгляд, отразился новый поворот в истории современного российского мюзикла, который расцветает там, где его, кажется, быть не должно — в стенах драматического театра.

И все же Екатерина Великая — это не провал. Амбициозность и смелость екатеринбургжцев, замахнувшихся после экспериментальных Фигаро и Cиликоновой дуры на масштабное коммерческое шоу, яркий показатель того, что музыкальный театр на просторах нашей родины продолжает развиваться.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мюзикл сегодня

Товары для дома и отдыха по низким

Выбрать подарок для дорогих людей на свадьбу или дни рождения, ...

«Монте - Кристо» сменится «Графом О

News image

Создатели знаменитого мюзикла «Монте - Кристо» неплохо поработали. Закончили пр...

Известная рок-группа Король и Шут в

News image

Очень приятным сюрпризом для поклонников известной рок-группы стало их сообщение ...

В 2012 году в Бельгии пройдет премь

News image

Теперь бывшая «первая ракетка» в мире Жюстин Энен, которая семь ра...