Интересно о мюзиклах

Возвращение Звезды и Смерти

News image

Отечественные постановщики мюзиклов обожают снабжать свои творения громкими определениями. Что не мюзикл, то легендарный. Однако З...

Верхом на белой кобылице - о мюзикле Че

News image

На московские афиши вернулось имя Юрия Шерлинга. Начиная с 8 сентября 2010 года в стенах те...

НАША ДАМА ИЗ ПАРИЖА ИЛИ “NOTRE-DAME DE P

News image

“Кричали женщины “ура” и в воздух чепчики бросали...” Итак, это св...



Есть такие партии
Статьи - Рецензии

есть такие партииПересаженный в русский контекст мюзикл приобрёл совершенно иную направленность, объект сатиры резко сменился. Брукс, живущий в свободной стране и не заморачивающийся насчет политики, делал пародию на культуру Бродвея. У нас же вышла как минимум политическая сатира.

Благодаря обширным личным связям я оказался в числе немногих журналистов, которым позволили посмотреть мюзикл «Продюсеры» ещё в апреле, до официальной премьеры, которая, несмотря на обилие наружной и телевизионной рекламы проекта, проходила фактически полуподпольно.

Правда, с меня взяли слово — ничего до поры до времени не писать, даже в блог. Удивившись поначалу — обычно к журналистам выдвигаются требования прямо противоположные, — я, посмотрев спектакль, понял, в чём было дело.

Фашисты vs. гомосексуалисты

Два продюсера-еврея — прожжённая бродвейская акула Макс Бьялосток и занюханный налоговый клерк Лео Блум — затевают авантюру.

Собрать инвесторские деньги под заведомо провальную постановку, выпустить спектакль, обанкротить, а большую часть неучтённых средств присвоить и сбежать в Бразилию.

Для этого им нужна очень плохая пьеса в очень плохой постановке с очень плохими исполнителями. Поэтому они находят полусумасшедшего, разговаривающего с голубями драматурга, считающего себя членом нацистской партии (живёт он при этом, правда, на Брайтон-Бич).

Они отдают его сочинение «Весна для Гитлера» в руки постановочной группы, состоящей сплошь из гомосексуалистов, один из которых, когда исполнитель главной роли, он же автор пьесы, ломает накануне премьеры ногу, ещё и сам выходит на сцену.

Неожиданный феноменальный успех шоу («Что особо сердце греет — в зале были одни евреи», — недоумевают дельцы) срывает планы злоумышленников и вместо Рио-де-Жанейро приводит их в тюрьму.

Сюжет этот Мел Брукс использовал ещё в конце 1960-х для своего режиссёрского дебюта в кино. И ассоциации с советским бестселлером Ильфа и Петрова «Золотой телёнок» тут совсем не случайны — Брук его не только читал, но позднее даже экранизировал.

Правда, очень вольно, зато с «настоящим» русским актёром в главной роли — великого комбинатора играл Юл Бриннер. «Продюсеры», кстати говоря, шли и в советском прокате, а затем были показаны в 1991 году на только что зародившемся и вещавшем тогда по шесть часов в сутки на второй частоте ЦТ СССР «Российском телевидении».

Несколько десятилетий спустя после выхода фильма Брукс сочинил на его основе бродвейский мюзикл, после всемирного триумфа которого вышел ещё один фильм, уже на основе музыкального спектакля.

Гремучая смесь гремит

Но даже в США поначалу у Брукса были проблемы: от него требовали поменять Гитлера на Муссолини. Когда спектакль адаптировали для постановки в Израиле, потребовали снять с персонажей и убрать из декораций изображение свастики.

Русскоязычная публика, которая и в лучшие-то времена отличалась весьма ограниченным на некоторые вещи чувством юмора, а за последние десятилетия привыкла писать отрицательные рецензии непосредственно в прокуратуру (как это недавно пытался сделать литературовед Игорь Золотусский, возмущённый тем, как поставил Валерий Фокин «Ревизора» и «Женитьбу» Гоголя), «Продюсеров» тоже могла не оценить по достоинству.

Тем более что, помимо скользкой темы, сама эстетика, художественное оформление и постановка спектакля предполагают оперирование совершенно конкретными клише: еврейскими, нацистскими, гомосексуальными.

Смесь гремучая. По сцене маршируют наряженные в нацистскую форму евреи-гомосексуалисты и поют «Солнце для немцев и Гитлера» — кстати, это самый удачный в музыкальном отношении номер спектакля и именно та мелодия, которую напевают, выходя со спектакля.

А когда афера героев выходит наружу и в офис горе-продюсеров, куда уже ворвался с заряженным пистолетом взбешённый надругательством над образом фюрера нацист, заявляется полиция, первое, что копы слышат от режиссёра-гея: «Этот партийный параноик хотел замочить нас в сортире!»

Настоящая бомба

Мюзиклов за последние годы на московских сценах возникло немало, успешными среди них оказались единицы, но даже среди них «Продюсеры» — настоящая бомба.

Пока вроде бы, правда, всё тихо, несмотря на шум оваций после представлений и раскупленные (недешёвые, как водится) билеты.

Есть время слегка попенять исполнителям на недостатки их вокала, но попутно отметить хорошую пластическую подготовку и порадоваться за тех актёров калягинского театра, которые хотя и играли прежде много репертуарных спектаклей, но впервые оказались замечены широкой публикой именно в «Продюсерах».

Это Григорий Старостин в роли ассистента режиссёра Кармен Джиа. Можно отметить, что Максим Леонидов и Юрий Мазихин одинаково достойно исполняют партию Макса Бьялостока.

Можно восхититься работой опытного актёра мюзикла Егора Дружинина — для его роли Лео Блума режиссёром и самим исполнителем придумана масса тонких деталей на уровне жеста, мимики, интонаций.

Наталья Благих и Наталия Диевская, играющие в очередь сексапильную секретаршу-шведку, абсолютно попадают в роль, при этом не копируя друг друга, героиня Благих более эффектная внешне, более кукольная Диевская играет не столь ярко, но более тонко.

Персонажи-гомосексуалисты блистают нарядами и макияжем в прямом и переносном смысле.

Шарады Бродвея

Другое дело, что, пересаженный в русский контекст, мюзикл приобрёл совершенно иную направленность, объект сатиры резко сменился.

Брукс, живущий в свободной стране и не слишком заморачивающийся насчёт политики, делал пародию в первую очередь на культуру Бродвея. У многих персонажей имелись реальные прототипы, а в музыкальных номерах обыгрывались легко опознаваемые публикой цитаты из популярных спектаклей.

Между прочим, Брукс, хорошо знающий русскую и советскую литературную традицию, первым в мире, раньше Гайдая и Захарова, экранизировавший «12 стульев», использовал в комических целях даже отсылы к Достоевскому.

Так, желая сказать партнёру, что он идиот, герой называет его князем Мышкиным, — этот момент не изобретён создателями русской версии, а взят из оригинальной…

Эту тенденцию авторы адаптации развили, включив в число текстов, перелопаченных продюсерами в поисках самой бездарной пьесы, обрывок из чеховской «Чайки». Вкупе с «Превращением» Кафки, которое цитировалось уже в оригинальном либретто Брукса и осталось в адаптированной русской версии.

Но кому какое дело до Кафки и Чехова с Достоевским? Ведь в глаза москвичам и гостям столицы на «Продюсерах» бросаются совсем другие реалии.

Тексты музыкальных номеров по уже сложившейся, несмотря на молодость русского мюзикла как жанра, традиции адаптировал Алексей Кортнев, а в случае с «Продюсерами» от переводчика, учитывая специфику темы, требовалась особенно вдумчивая работа.

Например, номер, обозначенный по-русски как «Эге-гей», в оригинале звучит двусмысленно — как призыв «быть весёлым» и одновременно «быть геем». В русской версии игра слов неизбежно уходит и дополнительный смысл становится основным и единственным.

Впрочем, как раз это, вероятно, переводчику оказалось на руку — по некоторым особенностям русской версии «Продюсеров» можно себе представить, что Кортнев (кстати говоря, один из организаторов так называемого «Марша сексуального большинства», который московское правительство, правда, с перепугу от греха подальше запретило заодно с гей-парадом) к нацистам и к гомосексуалистам относится примерно с одинаковым отвращением, что для американца было бы просто дикостью.

Как точно заметил музыкальный критик Борис Барабанов, если в США гомосексуальность — это вопрос личной свободы, то в России — в лучшем случае повод для насмешек.

С другой стороны, отношение к нацизму, несмотря на распространённую ксенофобию и открыто существующие профашистские организации, в России фанатично серьёзное и любые шутки на эту тему считаются неуместными.

Можно было даже заподозрить, что продюсеры Калягин и Смелянский, чем чёрт не шутит, решили реализовать замысел героев пьесы Брукса, к тому же и исполнитель главной роли Максим Леонидов, совсем как по сюжету «Продюсеров», заболел накануне премьеры.

Но первые волнения уже в прошлом — 9 Мая в очередной раз отпраздновано с парадом (причём без перьев и стрингов), в Еt cetera сыграны три серии спектаклей по четыре представления в каждой, в Багдаде всё спокойно, прошла весна, настало лето, спасибо партии за это.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мюзикл сегодня

«Интер» отказался от российских мюз

News image

Украинский общенациональный телевизионный канал «Интер», владельцем которого является украинский миллиардер Дм...

Военная форма

News image

Говоря о военной форме, то она обладает весьма длительной историей ...

В Свердловской музкомедии было пост

News image

Все поклонники киноверсии Марка Захарова уже с февраля месяца находились ...

62-й Берлинский кинофестиваль

Ежегодный Международный 62-й кинофестиваль в Берлине пройдет в период 9-1...