Интересно о мюзиклах

Черная бурка

News image

Пьеса Георгия Хугаева “Черная бурка” – это философская притча, сказка для взрослых, басня - все эт...

ДРАКУЛА. РОМАНТИЧЕСКИЙ МЮЗИКЛ

News image

Жутко завывал пронизывающий ветер; полная луна зловеще выглядывала из-за туч. Свет в здании внезапно погас. По...

Звукорежиссер печального образа Или Тщет

News image

Добрый день, дорогие мои! Вот и дошли мои руки (вернее, ноги) до того, чтобы посетить московскую по...



Наташа Быстрова о мюзикле Mamma Mia
Статьи - Постановки

наташа быстрова о мюзикле mamma miaТе, кому удалось посмотреть мюзикл Mamma Mia! за рубежом, рассказывает невероятные вещи. Например, что зрители во время спектакля кричат, поют в голос, топают ногами и танцуют прямо в проходах.

14 октября мы сможем убедиться

в этом сами – Москва стала 131-м городом мира, в котором решились поставить легендарное шоу. 22 «золотых» хита группы ABBA, пикантный комедийный сюжет и исполнительница главной роли – юная девушка из Екатеринбурга Наташа Быстрова. Накануне премьеры «ВД» встретился с ней и выяснил, почему из почти тысячи профессиональных актрис, участвовавших в кастинге, утвердили именно ее.

Наташе на вид лет семнадцать. При том, что за плечами у нее – Екатеринбургский театральный институт, множество драматических и вокальных конкурсов – всегда с первым местом в результате, работа в музкомедии, а также на телевидении, в рекламе, кино и на радио. Она ни секунды не может сидеть спокойно: на стул взбирается с ногами, при разговоре экспрессивно размахивает руками, и каждый вопрос, кажется, вызывает у нее безумную эйфорию.

Бьорн Ульвеус – бородач из легендарной ABBA и один из продюсеров мюзикла – считает, что Наташа похожа на молодую Джулию Робертс. Когда в Стокгольме чествовали двух главных участниц российской постановки – Наталью Быстрову и Елену Чарквиани, исполняющую роль мамы, - в зале случилась оглушительная овация. «Мы были в таком шоке! – восторженно рассказывает Наталья. – Мы еще ничего не сделали, а нам Стокгольм рукоплещет!»

Музыка ABBA – это невероятный драйв. Вам все время придется быть в тонусе. Уже придумали какие-то способы?

Понятно, что настроение бывает разное. Но когда я прихожу на репетицию, – все становится супер. И я очень хочу, чтобы зрители, которые увидят этот спектакль, получили хотя бы 50 % того адреналина, который получаю я на сцене. Но вообще, когда мне позвонили и сказали, что мне дали главную роль, эйфория прошла очень быстро. Мне даже стало жутковато – я представила себе эту ответственность: всегда быть радостной, восторженной, здоровой, интересной. Спектакли будут идти каждый день, а то и по два раза! Я сейчас даже думать об этом боюсь.

Как вы думаете, наши зрители расшевелятся?

Я сама видела, как во всем мире принимают этот спектакль. В Лондоне, например, люди встают, кричат, визжат и прыгают. Идея мюзикла принадлежит женщине (Джуди Крамер – ВД), поэтому, у мюзикла женский характер. В нем есть сентиментальные места, где можно посмеяться и поплакать. Но вы знаете, я сама видела, - мужчины тоже плачут!

Сюжет мюзикла довольно двусмысленный – девушка ищет отца и выясняет, что есть, как минимум, три претендента. Вы не боитесь, что кому-то это может показаться безнравственным, как об это говорил Алексей Кортнев?

Возможно, это и безнравственно, но очень красиво. Я вас уверяю, вы от этой безнравственности получите великое удовольствие. А вообще, творческие люди знают: самая лучшая энергетика на сцене – сексуальная. Она будоражит и делает какие-то сногсшибательные вещи. Адреналин можно получить только от нее.

То есть вы вкладываете именно эту энергию?

Конечно! Зритель должен желать и любить артиста! Когда я смотрела этот мюзикл заграницей – эти танцы, эти напряженные, безумно красивые тела, красивые лица – у меня прямо мурашки по коже бежали. Хотелось встать, выпрыгнуть на сцену, вот так вот кофту на себе разодрать, приподнять покороче юбку! Как бы я зажгла! Тем более, в Mamma Mia! действие происходит в Греции. А всем известно, что это очень эротичная страна. Поэтому, одно из главных условий для артистов – чтобы тела у всех были безумно красивые. У нас очень строгие стилисты – вот, вчера, например, они принесли специальный автозагар, и всех заставляют им мазаться.

Репетиции шли семь недель. Вы считаете, этого достаточно?

С такой бригадой – да. С нами работают интернациональная команда профессионалов. И потом, зрители должны понимать – мы ни в коем случае не стараемся перепеть ABBA, мы просто делаем спектакль на их песни.

Репетиции проходят жестко?

Мы с нашим менталитетом привыкли все время находиться под давлением. Чтобы нас стращали, припугивали. На Западе другие принципы – они всегда говорят об успехах, хвалят, мягко чему-то учат. Но самое смешное, что мы тоже их учим. И знаете чему? Русскому языку.

Ругательному, конечно?

Иногда (смеется). Например, нашему музыкальному директору Дэвиду безумно нравится слово «лажа». И когда он хвалит, он говорит: «Bravo! It’s not lazha!» Это высшая похвала. А режиссер Пол (Гарингтон, режиссер международных постановок – ВД) сегодня где-то нашел русский разговорник и написал на доске: «Не паникуйте!» А потом сказал это вслух и вместо «к» произнес другую букву. Ну, вы понимаете, какую. Не паникуйте! Это ведь все так прекрасно! Они радуются, как дети. Они безумно позитивные. Кстати, вот еще смешное. Если на первых репетициях они все время говорили – «Мы хотим много энергетики», то сейчас: «Ой! Вы нас обжигаете!» Они просто поражены русским темпераментом.

А все-таки – почему именно вас выбрали на главную роль?

Ой, я сама так мучаюсь этим вопросом! До сих пор. Я подслушивала в Лондоне, когда брали интервью у наших английских коллег. И они сказали важную фразу: «Наташа – девочка именно маммамиевского типа». Что они в это вкладывали – не знаю. А с другой стороны, я понимаю, что их подкупило. Наверное, моя энергия, положительный заряд, какая-то открытость.

Что вам сказал Бьорн Ульвеус в Стокгольме? Он как-то очень к вам проникся?

Да! Когда мы пошли за кулисы, он спросил – не смущают ли нас тексты на русском языке. А потом обнял меня и сказал: «Вы мне напоминаете молодую Джулию Робертс». И еще: «Я обязательно приеду в Москву». Он очень приятный человек. ABBA – это легенда. И когда вдруг эта легенда стоит рядом и говорит какие-то приятные слова, ты понимаешь – вот это да! И ощущаешь себя немножечко важной персоной. Через несколько дней он приезжает в Москву – выносить свой вердикт нашей постановке. Я побаиваюсь его приезда. Ведь он по всему миру видел тысячи Софий (София – главная героиня мюзикла– ВД). Ему есть, с чем сравнивать.

А вы сами видели других Софий?

Я хорошо знаю шведскую и английскую Софию. София Штудгарта постоянно присылает мне открытки. Это какая-то ассоциация дружбы народов. Дружбы Софий.

Они похожи на вас?

Абсолютно нет. Шведская София, к примеру, - приземистая, маленького роста, очень крепкая. В Швеции, вообще, у большинства женщин такой типаж. В Лондоне – совершенно другая София. Она постарше меня, ей лет 28. И довольно крупная. Я все время думаю, а чем продюсеры мюзикла, в принципе, руководствуются? Ведь выбирают абсолютно разные типажи? Мне кажется, они выбирают по какому-то внутреннему признаку. Чтобы каждой конкретной стране подходила эта, определенная София.

А что это за чечетка в ластах, которая тоже будет в мюзикле?

О, это отдельная история! Абсолютно неожиданная. Я не буду говорить, пусть это будет сюрприз для зрителей. Скажу только, что эта безумная чечетка возникнет в самый неожиданный момент. Все вздрогнут. Mamma Mia! – это очень позитивный мюзикл, несмотря на, как вы говорите, безнравственность и простой сюжет. А вещи типа чечетки в ластах придают ему еще больше изюминок.

В мюзикле – очень простая хореография. Почему так?

Вот, предположим, сидит зритель. И думает: «Господи! Как же я хочу танцевать!» А тут нет никакой сложной хореографии – пируэтов, там, па-де-де. А просто диско. Любой может встать и делать то же самое. А от нас требуется всего лишь 100 % энергетической выкладки. Чтобы зритель захотел вскочить и танцевать. А также – кричать, вопить, визжать и топать ногами.

А что вы делаете в свободное от репетиций время? Гуляете по Москве?

Ну, что вы! Нет, конечно! Я Москву вижу только в метро. И как назло – всякий раз, когда вхожу в метро, вижу перед собой этот плакат с рекламой Mamma Mia! И думаю: «Что же это такое! Мне ведь и так страшно, а они еще напоминают!».

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мюзикл сегодня

В «Отверженных» будет петь Аманда С

News image

В экранизации мюзикла «Отверженные»  не хватает несколько актрис для исполнения ...

Мюзикл, основанный на музыке Blur

News image

В планы Дэймона Олбарна входит написать новый мюзикл, который буд...

Долина решила променять российскую

News image

У народной артистки России, ну а точнее Ларисы Долиной «Звёздный ...

«Ребекка» перестала быть тайной

News image

В минувшее воскресенье в Москве состоялась российская премьера легендарного австрийского ...