Интересно о мюзиклах

ПРИЗРАК ОПЕРЫ В ПЕРЕВОДЕ ИРИНЫ ЕМЕЛЬЯНОВ

News image

В силу моей критической профессии, позвольте немного покритиковать. По-свойски, по...

Классный русский мюзикл

News image

Задача перед интернациональной творческой группой фильма Первая любовь. Вот такая музыка! стояла непростая  — ...

Какая-какая? Да Сорок вторая ! Come and

News image

Вы когда-нибудь бывали на Сорок второй улице? Вопрос странный, в ответ можно в лучшем случае по...



Иисус Христос - Суперзвезда (Jesus Christ Superstar)
Статьи - Постановки

иисус христос - суперзвезда (jesus christ superstar)Рождением “Иисуса Христа – Суперзвезды” можно считать летний день 1969 года. Именно тогда Тим встретился со своим старым другом, который между делом поинтересовался, как поживает его давняя затея с мюзиклом об Иисусе Христе.

Первой реакцией Тима было: “Какой такой мюзикл?” Потом он припомнил, что и вправду как-то говорил об этом. Но его история больше всего привлекала с точки зрения Понтия Пилата и Иуды Искариота. Тим уже довольно долгое время ходил под впечатлением от песни Боба Диллана “With God On Our Side”, а точнее от её предпоследнего куплета:

In a many dark hour
I've been thinkin' about this
That Jesus Christ
Was betrayed by a kiss
But I can't think for you
You'll have to decide
Whether Judas Iscariot
Had God on his side.

Был ли бог на стороне Иуды? Тим решил, что старая идея заслуживает внимания и рассказал о ней Эндрю. Тот немедленно заинтересовался и выразил готовность хоть сейчас приступать к работе. Уже появился замысел новой песни, исполняемой от лица Иуды, уже была даже музыка к ней – до этого Тим с Эндрю планировали написать мюзикл о царе Давиде, и знаменитое “Jesus Christ, Jesus Christ…” звучало так: “Sa-mu-el, Sa-mu-el, this is the first book of Sa-mu-el”.

Авторы решили, что рассказываться будет о последней неделе жизни Христа. Некоторые разногласия возникли относительно сцены воскрешения – Эндрю считал, что ее нужно вставить также, а Тим настаивал, что ее не должно быть. В конце концов остановились на втором варианте.

Услышав от своих протеже замысел нового произведения, Дэвид Лэнд (который занимался проектами юных дарований, будучи их менеждером), правоверный еврей, пришел в ужас. Однако затем он, то ли надеясь, что “Иисуса” постигнет та же судьба, что и “Ричарда”, то ли покорившись судьбе, дал добро.

Первой песней нового мюзикла стала прославленная ария Иуды “Superstar”. Первоначально мюзикл предполагалось назвать просто “Иисус Христос”, но Тим чувствовал, что в названии явно чего-то не хватает. Увидев в газете заголовок “Том Джонс – мировая суперзвезда”, он понял: оно! Чудесным солнечным утром дома у родителей он написал знаменитое:

Jesus Christ, Jesus Christ
Who are you? What have you sacrificed?

Рецензии на сингл были хорошие (одну даже написал настоятель собора Св. Павла) – вот только их было очень мало. Можно сказать, что христианская общественность сингл проморгала. Зато помощь пришла от популярного телеведущего Дэвида Фроста. Возмущенная публика писала письма шоумену, ругая почему-то его, а не авторов. А потом появился сенсационный заголовок в газете: “Джон Леннон сыграет Христа!” Подсуетившиеся пресс-атташе Леннона заявили, что он заинтересован в идее при условии, что Йоко сыграет Магдалину. У авторов, что называется, глаза лезли на лоб. Также таблоиды сообщали, что спектакль будут ставить в соборе Св. Павла. Тут пришел черед удивляться настоятелю. Впрочем, несчастного успокоили, сказав, что таких планов пока не имеется – особенно учитывая, что из будущего шоу пока была написана только одна песня. Достаточно скоро шумиха вокруг Леннона улеглась, и встал вопрос уже об альбоме. Проектом занялось лондонское отделение компании MCA и Брайан Бролли самолично (впоследствии он возглавит Really Useful Company). Сингл был отправлен в Штаты, однако в Англии пока никто не выражал желания осуществлять постановку, и посему авторы решили сосредоточиться на альбоме. Раз встал вопрос об альбоме – следовательно, и об исполнителях. Роль Иуды не вызывала вопросов – Мюррей Хед. На роль Иисуса в конце концов был выбран Ян Гиллан – солист группы “Deep Purple”. Проблемы были с Магдалиной. Исполнительницу нашли совершенно случайно. Как-то Эндрю, совершая очередную вылазку в очередной ресторанчик, увидел на сцене девушку, поющую под гитару. Дождавшись конца песни, он подошел к сцене и заявил: “Я нашел свою Марию”. Ивонн Эллиман, гавайская певица, подрабатывавшая там, решила, что молодой человек с длинными волосами не то пьян, не то просто не в себе. Однако Эндрю все объяснил, привел на следующий день Тима – и Мария Магдалина была найдена. Судьбоносная встреча – как известно, Эллиман сыграет Магдалину и на Бродвее, и в фильме 1973 года.

В штатах вышел сингл, и там он произвел гораздо большее впечатление. То ли дело здесь в том, что американцы не в пример консервативнее либеральных англичан в вопросах религии, то ли в разнице музыкальных вкусов – однако шум поднялся изрядный. Приходили вести и из Европы: похоже, успех сопутствовал синглу везде, кроме туманного Альбиона. Но время для Англии еще не пришло.

Итак, подходило время для большой премьеры альбома в Штатах. В Лондоне премьера была сравнительно небольшим событием – основные усилия были сосредоточены на заокеанской публике. Для начала, был изменен дизайн альбома. Вместо довольно неуклюжей коробки с большим оранжевым кругом и 14 различными изображениями Христа внутри был предложен ставший теперь знаменитым логотип с молящимися ангелами. Далее, было решено провести премьеру не где-нибудь, а в церкви. Сначала общественность была шокирована – включая и руководителей MCA. Однако в итоге признали, что идея толковая, и выбрана была лютеранская церковь Св. Петра на Лексингтон-авеню.

Премьера была назначена на неудобное время – три часа пополудни. Авторы нервничали, Эндрю, как водится, был на грани отчаяния – будучи полностью уверенным, что все провалится. Тим, подходя к церкви, задумчиво протянул: “Да, похоже, это будет шоу”, а увидев горы цветов вокруг, осведомился: “Эй, тут что – похороны или свадьба?”

Народу в церкви было не так чтобы много – около половины возможного количества. Потом прибыли официальные лица MCA, и аудитория приобрела более солидный вид. Органист, разминаясь, наигрывал что-то из Баха. В общем, обстановка была торжественной. Тим, попросив органиста “сбацать что-нибудь из Элвиса”, немного разрядил напряжение. После начала представления народ подтягивался еще минут пятнадцать, и в общей сложности публика набралась. По окончании авторов приветствовали стоя, и можно было наконец заявить, что премьера удалась. К тому же, все основные музыкальные журналы прислали своих представителей, что свидетельствовало о значимости происходящего. Омрачало ситуацию только одно – поскольку все происходило в церкви, было строжайше запрещено употребление спиртного. Разочарованной общественности (и в первую очередь авторам) пришлось удовлетворится скромным столом из сока, кофе и тому подобных напитков.

Авторы были ошеломлены своим успехом – теперь, казалось, весь мир стремился урвать себе кусочек “Суперзвезды”. Музыкальные журналы, деловые журналы, престижные оперные журналы, дамские журналы – пресса обрывала телефон в отеле и у Дэвида Лэнда в Англии. Конечно, нет бочки меда без ложки дегтя – было несколько негативных отзывов, но что они могли значить! Две недели спустя Эндрю и Тим вернулись домой, обласканные Америкой, а еще спустя некоторое время им позвонили из Штатов: “Открывайте шампанское – “Иисус” лидирует сразу в трех чартах!” Также в Америке произошло еще одно важное событие – об “Иисусе” услышал австралийский продюсер Роберт Стигвуд. Приехав покорять Америку буквально без гроша в кармане, теперь он обладал капиталом в $ 10 млн., роскошным особняком и шикарным белым роллс-ройсом, не считая нескольких лимузинов по мелочи. Состояние ему помогли сделать такие его протеже, как Bee Gees и Cream, а также лондонские постановки американских титанов театра Hair и Оh, Calcutta. Теперь он положил глаз на “Иисуса”. Правду сказать, авторы уже приходили к нему со своим проектом, но в то время Стигвуд тактично пожелал им “зайти попозже”. Теперь времена изменились. В то время как остальные пытались завязывать дружеские отношения с компанией, Стигвуд решил поставить на авторов. И не ошибся.

Несмотря на свалившуюся на голову славу, ребята все еще отнюдь не благоденствовали, и частенько им приходилось перебиваться гамбургерами в номере отеля. Умный Стигвуд прислал за ними лимузин, устроил прием у себя дома и совершенно очаровал их. Он часами рассказывал им о том, как мечтает он поставить шоу на Бродвее – и добился-таки своего. Эндрю и Тим повели долгие переговоры с далеким Лэндом. Decca, будучи большой компанией с не одним десятком “клиентов”, не могла понять, зачем ей носиться с этими ребятами, даже если они приносят ей десятки тысяч долларов. Позже они вроде бы опомнились, но момент был упущен. Эндрю, Тим и Лэнд приняли предложение Стигвуда. Теперь Стигвуд, наравне с Лэндом, принимал живейшее участие в дальнейшей судьбе авторов.

Разумеется, немедленно повелись разговоры о бродвейской постановке. Эндрю и Тим к тому времени часто общались с режиссером Фрэнком Корсаро, считая его кандидатуру наилучшей. Однако Стигвуд далегко не был в этом уверен, предпочитая Тома О’Хоргана – того, кто ставил “Волосы”.

В Англии, как водится, альбома практически не заметили, зато по миру он распродавался с бешеной скоростью. Америку же охватил настоящий бум неавторизованных постановок. Сначала авторы решили было позволить церквям ставить отрывки из рок-оперы, но обнаружив, что сан не мешает святым отцам исправно взимать мзду за представления во славу господню, решили забыть о благих намерениях. Стигвуд вступил в настоящую битву с самозванцами.

Для постановки требовалось написать новую песню, и Эндрю со Стигвудом потратили изрядное количество времени, уговаривая нерадивого либреттиста взяться за перо. Муза посетила его после завтрака в номере, когда и была написана удивительно красивая песня “Could We Start Again, Please?” (“Можем ли мы начать сначала?”). Также была расширена партия Пилата (в сцене суда прибавлен куплет), и авторы были готовы.

Корсаро начал работу над постановкой, однако контракт так и не был подписан. Какое-то время спустя он очень неудачно угодил в больницу, повредив ногу, и там же узнал, что контракт подписан с О’Хорганом. Нечего и говорить о его реакции. Надо сказать, огорчен был не только он. Эндрю только что женился и уехал в медовый месяц, пребывая в полной уверенности, что режиссером является Корсаро. По его возвращении Тим и Стигвуд услышали много приятного в свой адрес. Однако сделанного было не воротить. На роль Иуды был выбран Бен Верен, ранее игравший в “Волосах”, а Христа сыграл Тед Нили, впоследствии повторивший эту роль в кино. Оригинальное видение постановки режиссером требовало колоссального количества разнообразной техники, а авторы, наблюдая за результатами, приходили в ужас. Надо ли говорить, что все, что могло не работать, не работало. Особенно плохо дело шло со звуком, и это приводило Эндрю в ярость. Однако на предварительном просмотре никто не беспокоился – в конце концов, времени еще достаточно.

Во время постановки случались и смешные моменты. К примеру, как-то,во время проведения кастинга на роль Магдалины, в качестве одной из претенденток на сцене возник Тим, загримированный под леди. В шутку были посвящены Эндрю и Стигвуд – но не аккомпаниатор. И когда «леди» взяла несколько нот, а господа прослушивающие просто покатились со смеху, возмущенный аккомпаниатор покинул зал со словами, что, мол, некрасиво и недостойно вести себя подобным образом, как бы женщина ни пела.

Наступил день 12 октября 1971 года. В воздухе пахло бедой. Накануне Стигвуд отменил несколько предварительных показов – а это всегда дурной знак. Театр был окружен пикетами, протестующими против показа “Иисуса”. Но, так или иначе, все прошли в зал, критики заняли свои места, и представление состоялось. После него все приглашенные отправились на грандиозную вечеринку, представлявшую собой поистине Содом и Гоморру – в лучших традициях Голливуда. Эндрю и Тим, а также их семьи, были потрясены происходящим больше всех. Что естественно для не привыкших к подобному, еще очень молодых ребят.

Масштабная, местами чересчур кричащая постановка О’Хоргана вызвала противоречивую реакцию. Критики, в отличие от зрителей, приняли спектакль в штыки. Уже в двенадцать дня Тим, поднимая трубку, сообщал «Фан-клуб Клива Барнса слушает!» (Для справки: Клив Барнс – один из влиятельнейших театральных критиков, в пух и прах разнесший постановку). Больше всего авторов разозлили бесконечные обвинения в антисемитизме. Как говорил Тим, эти организации специально выбрали время, когда они могли набрать очки, и набросились на постановку. Однако в целом ребята были довольны. Среди рецензий было и много положительных, и, как-никак, публика приветствовала их овациями! А что касается постановки, то не стоит забывать, что сами авторы не были от нее в восторге. По их мнению, «Иисус» должен быть малобюджетной постановкой и упирать не на декорации, а на идею. Впоследствии их желание будет исполнено.

Несколькими днями позже была назначена запись студийного альбома с составом спектакля. Том Морган, несчастный руководитель проекта, был вне себя. Для начала его изрядно довел Эндрю, непременно хотевший, чтобы запись оркестра и вокала производилась одновременно – вещь в музыкальном мире неслыханная. После ожесточенных дебатов Эндрю неожиданно пошел на попятный и мирно заявил, что он, пожалуй, погорячился. При этом надо учесть, что и оркестр, и певцы ждали. Затем оказалось, что у половину актеров нет домашних телефонов, а кое-у кого – и дома вообще. Финальным аккордом стала полная неосведомленность Ивонн Эллиман о карточке социального страхования (Бог знает, зачем она понадобилась Моргану!). В общем, достали человека.

По Америке поехали колесить концертные туры – на этот раз авторизованные, а 9 августа состоялась премьера «Иисуса» в Лондоне. Опять не обошлось без пикетов на улице и резких отзывов критиков. Однако основные нападки были не на музыку и тексты, а на постановку и актеров – что радовало, но не очень. Роль Иисуса, кстати, исполнялась Полом Николасом. Стигвуд не зря боролся с разнообразным неавторизованным использованием постановки – дело дошло до комиксов об Иисусе и даже до использования текстов и идеи на демонстрациях гомосексуалистов. Тело Христово продавалось, и продавалось хорошо.

В 1973 году подошло время и для экранизации. Стигвуд, как водится, заправлял всем и вся. В качестве режиссера был приглашен Норман Джуисон – только что закончивший снимать «Скрипача на крыше» (если кто не видел, обязательно посмотрите – очень хорошая киноверсия очень хорошего мюзикла). Джуисон заявил, что он собирается тесно сотрудничать с авторами, и что киноверсия будет коренным образом отличаться от постановки. На это рассчитывали и Эндрю с Тимом – им хватило бед с Бродвеем. Велись горячие споры относительно состава. В качестве претендентов на роль Иисуса рассматривались такие «глыбы», как Мик Джаггер и Элис Купер (впоследствии спевший-таки в недавней бродвейской студийке «Иисуса» – но роль Ирода). В итоге роль Иисуса досталась Теду Нили, роль Иуды – Карлу Андерсону (исполнение роли Иуды чернокожим актером вызвало многочисленные громкие протесты), а роль Магдалины – бессменной Ивонн Эллиман. Довольно много актеров пришли из бывшего состава «Волос», и атмосфера царила более чем непринужденная – ребята, что называется, не просыхали, а в гримерках крепко застоялся дым марихуаны. Бедняги авторы – чистенькие английские мальчики – были только что не шокированы. С фильмом тоже все было не так гладко. Джуисон хоть и сказал, что собирается работать с авторами, на деле предпочитал работать с собой любимым. Поэтому, прилетев в Израиль (где и происходили съемки), Эндрю с Тимом обнаружили, что они не очень-то здесь нужны и, потратив в основном все время на осмотр достопримечательностей, вернулись домой. До сих пор они предпочитают не говорить об этой экранизации, хотя по отдельным фразам видно, что она им не больно-то нравится. К тому же, Эндрю не позволили самому сделать оркестровки к фильму – вместо него это сделал именитый Андре Превин. Однако он практически ничего не изменил в оригинальных оркестровках автора, получив при этом номинацию на «Оскар» – к слову, единственную на весь фильм. И где после этого справедливость… Как плюс, однако, - для фильма была написана еще одна песня – “Then We Are Decided” (“Итак, мы решили”) – дуэт Анны и Кайафы, где более проясняется позиция, занятая священниками по отношению к Иисусу – местами их, в общем-то, и пожалеть можно. К сожалению, на более поздних записях эта песня отсутствует.

Итак, «Иисус» был поставлен везде, где только можно (включая, как известно, Россию – и не в одной версии), пущен на колесах, снят – и на какое-то время позабыт. Однако недавно постановку вытащили с полок. «Иисус» вновь шел на Бродвее – существует новая бродвейская студийная запись с новыми, кстати, текстами, где роль Иисуса исполняет Стив Бальзамо, а роль Ирода, как уже говорилось, Элис Купер. Что касается текстов, то Тим, в своей увеличившейся с годами тяге к перфекционизму, исправил кое-где рифмы на более удачные, по его мнению. И совершенно зря, по мнению многочисленных фанатов (к коим присоединяется и автор этой статьи). «Иисус» стал за прошедшие годы своего рода иконой, трогать которую уже не стоит даже авторам. К примеру, знаменитая строчка «But you close your eyes» из арии Христа «Poor Jerusalem» заменена на строчку «But you live a lie», что, возможно, и лучше рифмуется с «You only have to die», но очень уж режет ухо. Кроме того, исчезла потрясающая строчка от Каиафы – «One can I say for him – Jesus is cool».

«Христос» вышел также и в Лондоне – в новой постановке. Для пущего шоку добропорядочной публики очень ярко была вычерчена линия ревности Иуды по отношению к Марии – чтобы усугубить картину, Иуда целовал Христа в губы, причем, судя по описаниям, чуть ли не взасос. Идея, кстати, принадлежала Эндрю.

И совсем уж недавно появилось новое видео «Иисус Христос – Суперзвезда». В отличие от первого фильма, съемки велись полностью в студии, а режиссером стала Гейл Эдвардс – та, что ставила “Whistle Down The Wind”. В целом запись получилась гораздо более жесткой, чем первая экранизация, и очень хорошей – настоятельно рекомендую всем посмотреть. На этот раз авторы сами руководили проектом, и можно быть уверенным, что им это нравится. Полностью изменена идея «Христа – первого в мире хиппи». Беззаботных длинноволосых ребят из предыдущей экранизации сменили крепкие товарищи в рэпперских штанах, и как-то сразу создается впечатление, что жизнь у них потруднее, чем у тех, первых. Из-за того, что съемки проходили в студии, и использовался фактически один павильон, место действия кажется неким городом будущего из антиутопии – впечатление подкрепляется и хаотичными нарядами толпы, и очень жесткой и откровенной сценой базара. Общий момент с предыдущей экранизацией – Иисус (в исполнении Гленна Картера) стоит вне времени, хотя вначале и носит такой же костюм, как и окружающие его апостолы. Синедрион представлен в виде гестапо, и заседают они в настоящем бункере. Очень страшно снята сцена “Could we start again, please?”, когда съемки крупным планом друзей Христа чередуются со съемками его избиения в застенке. Большое внимание в оформлении уделяется граффити. На редкость удачно подобран и состав актеров – как уже говорилось, партию Христа исполнил Гленн Картер, блестяще справившийся с ней, в роли Иуды снялся Джером Прадон, глядя на которого, действительно веришь, что Иуда – лишь жертва, как, в общем-то, и все в этой истории, но никак не виновник. На этот раз Магдалиной стала негритянка – Рене Кастл.

Скорее всего, на этом история «Иисуса» далеко не окончена, а пока всем нам остается только ждать, как еще будет видоизменен этот вечный сюжет.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мюзикл сегодня

Вестсайдская история возвратилась

News image

19 марта 2009 года в бродвейском театре Палас (Palace ...

Мюзикл U2 о Человеке-пауке обзавелс

News image

Исполнителем роли Питера Паркера в бродвейской постановке мюзикла о Человеке-Пауке ...

В Латвии подготавливают мюзикл про

News image

В Латвии предстоящей осенью публике представят совершенно новый мюзикл под ...

Группа Franz Ferdinand решила напис

News image

Алекс Капранос - вокалист из известной шотландской группы Franz Fer...