Интересно о мюзиклах

КОШМАР В ГОРОДЕ ИСТВИК ИЛИ НУ Я НЕ ПОНЯ

News image

Тяжко... Тяжко, го...

Классный русский мюзикл

News image

Задача перед интернациональной творческой группой фильма Первая любовь. Вот такая музыка! стояла непростая  — ...

Педагогическая фонема. В Новосибирске ро

News image

Новосибирский Глобус был когда-то просто Молодежным театром, но с тех пор как назвался именем шекспировского де...



ВОТ ТАКИЕ ПИРОЖКИ, ИЛИ НАШЕ ВСЁ НА СЦЕНЕ ГИТИСА
Статьи - Мнение критиков

вот такие пирожки, или наше всё на сцене гитиса

Добрый день, дорогие мои любители мюзиклов!

Вы, наверное, уже подумали, что старик Фрэнки «покинул здание»? Даже и не надейтесь! Травмированный и потрясённый до самой глубины своей мюзиклолюбивой души своим последним походом в театр (читайте мою предыдущую заметку), я был вынужден срочно отправиться на родину, дабы поправить душевное здоровье, залечить сердечные раны, припасть к истокам, к могиле Роджерса и к статуе Свободы… ну, в общем, вы поняли.

Возвратившись помолодевшим, поздоровевшим, цветущим и подобревшим (насчёт последнего я пошутил – как всегда удачно), я узнал четыре новости – две хорошие и две плохие. Начну с плохих, пожалуй.

Плохая новость номер раз: ужасных ллойдуэбберовских «Кошек» на боевом посту сменила в сто тысяч раз более ужасная андерсоноульвеусовская «Mamma Mia». Нет, даже и не упрашивайте – нет, нет и ещё раз нет. Я слишком стар, слишком холост и слишком дорожу своим здоровьем, чтобы добровольно пойти смотреть мюзикл, в котором творится сплошная «любовь-морковь» и в котором поют это душераздирающее «дансинг куин, ты моя дансинг куин» - увольте.

Плохая новость номер два (барабанная дробь, оркестр играет траурный марш): подорвавший моё здоровьё «мюзикл» всё ещё идёт на московской сцене. Будьте бдительны, не совершайте моих ошибок. Я вас предупредил!

Ну вот, я проговорил вслух свои негативные эмоции – как завещал мне мой психотерапевт, теперь можем  со спокойной совестью переходить к хорошим новостям.

Хорошая новость (для меня – ибо, как уже объяснялось выше, я сильно отстал от жизни за то время, что меня не было в России) номер раз: приютивший меня и мою кровожадную колонку сайт Musicals.Ru отпраздновал свой пятилетний юбилей, с чем я его, пользуясь случаем, запоздало поздравляю! Лучше поздно, чем никогда. Особенно приятно, что в честь знаменательной даты я получил в подарок новый облик. Большое и искреннее мясническое спасибо художнику – по-моему, все, кто меня видел, согласятся, что это вылитый я.

Ну а теперь я завершаю все лирические отступления и перехожу к делу.

Хорошая новость номер два (барабанная дробь, оркестр играет додекафоническую серию): В МОСКВЕ ПОСТАВИЛИ СТИВЕНА СОНДХАЙМА! Факультет музыкального театра ГИТИСа представил публике своё видение мюзикла «Суини Тодд, кровавый брадобрей с Флит-Стрит». Слёзы счастья и умиления потекли у меня из глаз, когда я услышал эту новость. Долгими зимними (весенними, летними и осенними) московскими вечерами я сидел и думал: «О, Стивен – неужели твоя композиторская нога никогда не ступит на российскую почву?».  По непонятным мне причинам, российская публика долго относилась к кровавому брадобрею так, что он смело мог бы обратить к себе слова песни: «Только я вот парикмахер - никому не нужен на …».

И вот – неужели я дожил до этого исторического момента? Да! Постановка, хоть и учебная, но лицензированная – что не может не радовать – и, в общем-то, полноценная.

Я не буду долго распространяться о величии и гениальности выбранного студентами материала – вы уже, я полагаю, поняли из всех моих предыдущих заметок, как нежно и трепетно я отношусь к творчеству своего выдающегося соотечественника. Ну а что касается данного конкретного мюзикла, то в нём речь идёт об изготовлении пирожков с мясом, а я по своему призванию Мясник – в общем, мне сам бог велел его любить.

С вашего позволения, я немного помашу своим критическим пером (то есть – топором), ибо при всей моей радости, при всё моём удовольствии от того, что сей счастливый миг настал, у меня всё же есть несколько замечаний к российской постановке (ну а куда же старик Фрэнки без них?).

В первую очередь, скажу о тексте, роль которого в творчестве Сондхайма трудно переоценить – настолько она велика. Конечно, для человека, любимым мюзикловым композитором которого является Стивен (то есть, как вы уже поняли – для вашего покорного слуги), понимание происходящего на сцене не составляет никакого труда. Да и вы, мои дорогие друзья, неравнодушные к обсуждаемому на этих страницах жанру, тоже наверняка уже давно знакомы с мистером Тоддом и прекрасно разбираетесь во всех тонкостях его  злоключений, мотивировок, психологии, психопатологии и так далее. Кто сказал, что незнаком? Немедленно выйдите из Интернета, прогуляйтесь до музыкального магазина и ознакомьтесь с одним из величайших произведений всех времён и народов (ну ладно, ладно, может быть, и не всех, но некоторой их – времён  и народов – части точно).  Подробности здесь: http://www.musicals.ru/index.php?item=134.

Но представьте себе теперь на минуту зрителя, никогда в жизни не слышавшего ничего про Стивена Сондхайма, а тем более про содержание его великих творений (а таких зрителей, я полагаю, много), да вдобавок к этому ещё и не владеющего великим и могучим английским языком или владеющего им на уровне «ай эм биг Маззи энд ай ит клокс» (таких тоже, согласитесь, немало). И вот сидит себе этот несчастный на трёхчасовом спектакле и страдает. Жестоко страдает, ибо происходящее на сцене постоянно ускользает от его понимания – сначала кто-то лежит в гробу, потом он вдруг из него вылезает и начинает петь, люди бегают, шеи перерезаются со скоростью света…  Кошмар, одним словом.

В довершение всех бед на сцене периодически появляется хор, обращающий пламенные взоры в зрительный зал и с нечеловеческой мукой в голосе распевающий про каких-то загадочных свиней. «Свиньи, свиньи!», - поют эти люди с таким страшным надрывом, словно от этих животных зависит их жизнь. Как тут не впасть в недоумение?..  Неудивительно, что после первого акта зрительские ряды существенно редеют…

Во многих оперных театрах уже стало хорошей традицией пускать бегущей строкой перевод распеваемого, дабы зрители имели хотя бы минимальное представление о том, чего хотят от них все эти странные люди на сцене. Понимаю, постановка студенческая – не до бегающих буковок. Наверное, лучше всего было бы сделать полный перевод – я бы с радостью поточил об него свой верный топорик. Вариант похуже – исполнять всё на великом и могучем английском языке, но посредством печатного слова обеспечить зрителей подробным описанием происходящего.

Но создатели российской постановки «Суини Тодда» выбрали из двух возможных вариантов самый, с моей точки зрения, ужасный – третий. Они перевели диалоги между ариями на русский язык и… успокоились на этом. Что же слышит наш бедный зритель в итоге? Длинный и проникновенный монолог на чуждом и непонятном языке (судя по музыке – крайне драматичный и серьёзный) неожиданно обрывается задумчивой репликой на русском: «Щетина, говоришь?». Хоть стой, хоть падай, как говорится.

С вокальной точки зрения из исполнителей мне больше всего понравился молодой человек, игравший бравого героя-любовника Энтони. Очень убедительна была Миссис Лавит. И пела, и – особенно – играла она так, что лично я ей верил – больше, чем Суини, вызвавшему у меня неоднозначные чувства. Но к исполнителю роли Суини Тодда придираться не буду – роль сложная, практически тянущая на себе весь спектакль – так что трудоспособность актёра, его очевидный интерес и любовь к материалу, его искренность могут вызывать только уважение.

Судья Терпин очень старался – это было заметно – сыграть Плохого-Парня-С-Метущейся-Душой (все слова с большой буквы через дефис). Но ему не очень повезло в том плане, что роль судьи всё же слишком «возрастная». Особенно странно молодой худощавый судья смотрелся на фоне своего куда как более крупного, вальяжного помощника.

Джоанна всё действие проходила розовым истуканом, в чём лично я вижу вину не девушки, исполнявшей эту роль, а режиссёра, не объяснившего ей, что, собственно, от неё требуется. Вообще, недостаток крепкой режиссёрской руки и концепции ощущался во всём спектакле.

Ещё я не очень понял, почему Пирелли, призванный быть итальянцем, вёл себя как житель Финляндии из русских анекдотов, но, возможно, что это был такой своеобразный юмор.

Оркестр был живой – в том плане, что на сцене присутствовали живые музыканты (мы всё думали, что мистер Тодд и за них возьмётся, когда все артисты труппы станут трупами,  но до них очередь так и не дошла). Само исполнение, тем не менее, я бы живым не назвал, ибо живые музыканты явно не разделяли моей нежной любви к Сондхайму – оркестру со всей очевидностью было скучно и тоскливо играть подобную музыку, и он просто «отрабатывал» спектакль – честно, но без какого бы то ни было энтузиазма и чувства. А жаль.

Художественное оформление спектакля было выполнено по бюджетному варианту. Много кирпичных стен («ап» которые никто, вопреки ожиданиям моей спутницы, так в конце концов и не убился), никаких тебе адских хитроумных механизмов – скромненькая мясорубка на табуретке, призванная надолго отбивать у зрителей желание употреблять в пищу пирожки с мясом, и Страшная-Фигура-с-Колпаком-на-Голове, призванная уводить со сцены свежеизготовленные трупы. Последняя (это была, как я понял, «типа Смерть») вызвала у меня нездоровые (и не самые приятные) ассоциации с моим нежно любимым мюзиклом «Дракула» - там, как вы помните, примерно в таком же облике по сцене разгуливала Кровь в тройном комплекте. Не очень понятно – к чему эти элементы детского утренника в серьёзном спектакле?

Но что меня поразило больше всего, друзья мои, так это реакция зала. Плохо разбирающийся в перипетиях сюжета зал взрывался громким радостным смехом каждый раз, когда безумный парикмахер перерезал очередное подвернувшееся под руку горло. Вы скажете – возможно, это был нервный смех зрителя, съевшего в антракте пирожок с мясной начинкой или боящегося, что разбушевавшийся брадобрей следующим пунктом примется за него? – и я бы даже согласился с этим, если бы только каждую следующую жертву «мистера Ти» публика не встречала бурными и продолжительными аплодисментами. О нет – они радовались не только свершившейся мести в лице убиения подлого судьи. Они радовались и тогда, когда Суини чуть было не порубил в пирожок собственную дочь, и даже тогда, когда он таки порубил в пирожок собственную жену. И это меня изумляет, потому как я наивно полагал, что произведение Сондхайма должно всё же заставлять задуматься о серьёзных вещах.

Если вам показалось, мои дорогие друзья, что я в пух и прах раскритиковал этот спектакль, и что он мне не понравился, спешу вас уверить – это не так. Счастье от того, что любимый Стивен добрался-таки до московских театральных подмостков, настолько велико, что я с лёгкостью прощаю все мелкие недочёты тем, кто взял на себя смелость замахнуться на «наше всё» и на такой сложный материал - тем более, что спектакль в итоге всё-таки получился. Я надеюсь, что молодые люди не остановятся на достигнутом, искренне желаю им творческих успехов – и очень советую тем, кто ещё не ознакомился с предметом нашего сегодняшнего разговора, сделать это.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Мюзикл сегодня

В ДК Горбунова открывается первый в

News image

Идея шоу принадлежит бывшему министру культуры Михаилу Швыдкому. Его пос...

Наушники. Наедине со всеми.

News image

Настало такое время, когда для прослушивания музыки вам нет необходимости ...

Коррекция формы носа в клинике хиру

В центральной части лица каждого человека находится орган, который не ...

Будет либо нет в России мюзикл?

News image

В нашей стране мюзикл достаточно неохотно пускает свои корни. Независимо, ...