Интересно о мюзиклах

ЗАПИСКИ ИЗ ГЛУБИНКИ

News image

Дорогие россияне! В настоящее время нахожусь я в российской глубинке, в городе С. Прелестное, я вам ск...

ПРИЗРАК ОПЕРЫ В ПЕРЕВОДЕ ИРИНЫ ЕМЕЛЬЯНОВ

News image

В силу моей критической профессии, позвольте немного покритиковать. По-свойски, по...

Волосы в театре Стаса Намина

News image

Говорят, что настоящее искусство не имеет срока давности. Хиппи-рок-мюзикл Волосы , написанный сорок лет на...



Горе-юрист
Статьи - Биографии

горе-юристОбычно в официальных биографиях сэра Райса пишут: после неудачной попытки стать юристом... Ну и так далее. В чем-то биографы правы: попытка и впрямь была неудачной. В чем-то нет: юрист – это, пожалуй, слишком громко сказано.

Отец определил сына на службу в ю

ридическую контору «Петтит и Вестлейк» в Лондоне в качестве одного из трех клерков. Тим, как он сам подчеркивает, был в то время юным, невинным, некурящим... в общем, только крылышек не хватало. В будущем из него обещали сделать адвоката, пока же приходилось довольствоваться работой на телефоне. Там же работала девушка, ставшая первой из дли-инной череды таких же милых созданий в Тимовой лондонской жизни – Марион Браун. И примерно в то же время Тим впервые появился на телевидении – в вечерних новостях показывали трех молодых людей, весело плещущихся в фонтане на Трафальгарской площади, празднуя таким образом Рождество...

В общем, черновая работа в конторе Тима не привлекала совершенно – к тому же, он обнаружил, что в Лондоне есть еще много чего интересного. Что, естественно, кончилось плачевно: Тим пытался пройти экзамены, которые устраивались для стажеров в «Петтит и Вестлейк», трижды – и все безуспешно. Творческие люди, что с них возьмешь... Начальство, однако, творческие натуры не ценило и нагружало беднягу все более незамысловатой работой. Что удивительно: и это шло кое-как. Апофеозом стала последняя позиция Тима: он заменил собой удобную машинку шреддер, которого тогда еще не придумали. То есть, он сидел и рвал ненужные документы на кусочки. Разумеется, дело кончилось тем, что он порвал парочку весьма важных документов, после чего весь офис занимался склеиванием их обратно. После этого Тим понял, что задерживаться ему не следует. Впрочем, он и сам об этом не жалел: ведь пока он бил баклуши в конторе, его дела на музыкальном поприще шли несколько успешнее. Для начала он купил гитару и даже написал несколько песенок на трех аккордах – не для того, чтобы попробовать себя в сочинительстве, о нет – просто ему надо было что-то петь (ведь Тим собирался быть великим певцом). Тиму даже удалось записать три из своих творений на студии. Умные люди, послушав Тимовы песни, сразу сказали, что певца из него, скорее всего, не получится, но вот песенки неплохие...

Так Тим впервые продал права на свои песни: это были “Who Needs Love” (господи, какое характерное для Тима название!), “Another Girl, Another Town” и “That’s My Story”. В итоге, последняя песня даже была выпущена (исполняла совершенно неизвестная группа Nightshift), а сам Тим до сих пор любит демонстрировать свои певческие способности, исполняя именно эту вещь. Желающие могут послушать - на кассете “Lyrics of Tim Rice”. Также Тим решил попробовать свои силы в бэк-вокале – и если вы сможете разыскать где-нибудь запись “He’s My Guy” авторства Майка Леандера и Джеффа Стивенса, у вас есть шанс попытаться вычленить из многоголосья голос Тима – сам он, впрочем, не может.

Следующим номером была идея написания книги о поп-музыке, с приведением всех результатов чартов. Внимание, ключевой момент. Тима пинали повсюду и с этой идеей, пока мать не посоветовала ему обратиться к некоему Дезмонду Эллиоту, издателю. Эллиоту идея не понравилась (а зря, зря: в середине ’90-х книжка все-таки вышла, называлась она «Guinness Book of British Hit Singles» и снискала большой успех), и он поинтересовался, чем еще Тим занимается. Тот гордо вынул кассету с записью That’s My Stоry . Это также не вдохновило Дезмонда, но он сообщил, что представляет молодого композитора, Эндрю Ллойда Уэббера, и может быть, им стоит поработать вместе... Звучат фанфары: Тим пишет знаменитое письмо. На письмо приходит ответ, и – понеслось...

Начало легенды

В Тимовой жизни началась новая эпоха – эпоха Эндрю Ллойда Уэббера. Двое сразу поладили и немедленно приступили к работе над своим первым творением – «Такие, как мы». Дезмонд Эллиот стал агентом обоих ребят, и их первые гонорары составили 100 фунтов каждому в обмен на авторские права. Сейчас – смешная сумма... Daily Express назвало их будущими Роджерсом и Хаммерстайном – в общем, грядущее выглядело более-менее блестящим. Тим гордо хлопнул дверью в «Петтит и Вестлейк», и (опять-таки не без помощи отца) устроился стажером в отделе менеджмента в EMI – знаменитой звукозаписывающей компании, где и приступил к своему любимому и освоенному делу – а именно, сидению на телефоне. Музыкальная карьера была определена окончательно к июню 1966 года.

Тим, пользуясь служебным положением, погрузился в поиски певцов, которые бы хотели записать их с Эндрю песни. Эндрю же, отучившись семестр в Оксфорде, примчался домой, заявив, что он будет заниматься исключительно музыкой. В общем, с высшим образованием у обоих молодых людей сразу не пошло. Тим переехал в квартиру к Ллойдам Уэбберам, где как раз была свободна комната. Переехал – и поразился жизни обитателей апартаментов. Тим, выросший в добропорядочной английской семье из среднего класса, даже представить себе не мог, что такое возможно. По всей квартире постоянно курсировали совершенно незнакомые люди, одновременно звучали электрический орган главы семьи Билла Ллойда Уэббера, пианино Джин (матери) и Эндрю, виолончель младшего брата Эндрю Джулиана, а поверх всего крещендо неслось телевидение, поскольку бабушка Молли (которой, собственно, и принадлежала жилплощадь) была глуховата.

Тим быстро убедился, что в семействе Ллойдов Уэбберов правит бал Эндрю – его вулканического темперамента побаивались все окружающие. Поэтому, заслышав знакомые раскаты, Тим просто выбирал окоп поудобнее, где и пережидал грозу. То ли благодаря этой мудрой философии, то ли ребята и впрямь очень подходили друг другу, но они были на редкость дружными партнерами и приятелями.

Работа над мюзиклом продвигалась, и жизнь Тима тоже – причем зачастую работа занимала в ней отнюдь не первое место. Тим успел расстаться с Марион и влюбиться в другую девушку из конторы. Параллельно Тиму удалось пристроить у Дезмонда своего приятеля школьных лет Адама Димента, который написал роман, пользовавшийся в своем время большой популярностью. Эндрю ревновал безумно и обвинял Тима в том, что Эллиот теперь занимается его дружком и забыл о них. Кроме того, «Такие как мы» провалились. Однако ребята не унывали и написали еще несколько песен (часть из которых даже была записана – их можно найти на пятом диске из недавно вышедшего сборника Andrew Lloyd Webber – Now And Forever), которые Тим пытался пристроить у себя на работе.

Там же он познакомился с человеком, который впоследствии сыграл не последнюю роль в его жизни, а в то время являлся начальником отдела – Норри Парамором. Норри был продюсером Великого и Ужасного Клиффа Ричарда, и в обязанности Тима входило прогуливание собак Норри и подготовка студии для Клиффа (впоследствии он с композитором Джоном Фарраром напишет для Клиффа мюзикл «Хитклифф», по мотивам «Грозового перевала»). Тиму тоже поручали продюсировать вещи неизвестных ребят, и так он познакомился с Мюрреем Хедом, который впоследствии с блеском исполнит партию Иуды на концепте «Иисуса Христа Суперзвезды» и позже – партию Американца в «Шахматах». Тогда же отправка бедняги к Тиму явно означала, что он переживал не лучшие времена. Однако двое познакомились и приметили друг друга.

Однако время шло, песни писались и исчезали в никуда, Тимова карьера в EMI продвигалась не сказать, чтобы хорошо... А на дворе стояли знаменитые шестидесятые, и Тим чувствова, что парад проходит мимо, а он остается в стороне. Его попытки стать знаменитостью оставались незамеченными, в то время как вокруг то и дело возникали новые звезды. Тим пытался приобщиться идеалов хиппи, для чего даже посетил их сборище, однако печальным итогом этого похода стали всего лишь половина выкуренной сигареты с марихуаной (не произведшая никакого эффекта) и украденный кошелек. В конце концов Тим пришел к выводу, что поколение шестидесятых, о которых столько кричат вокруг – это несколько парней, сидящих себе где-то и развлекающихся, и остальные, которые бегают вокруг и пытаются их отыскать.

На самом деле, Тим зря боялся. Слава ходила совсем неподалеку. На этот раз она приобрела облик школьного учителя музыки Аллана Доджета, который попросил Эндрю написать что-нибудь для постановки в начальной школе. Итогом стал «Иосиф и его замечательный разноцветный плащ снов» - первый мюзикл Тима и Эндрю, получивший признание и впоследствии обретший мировую славу. Это был первый серьезный успех, после которого ребят заметили.

В это время Парамор ушел с EMI, и Тим ушел вместе с ним, понимая, что здесь ему, в общем-то, ничего не светит. Норри основал собственную компанию, где Тим и пристроися до поры. С местом работы сменилась и девушка (а впрочем, Тим не приурачивал смену возлюбленных вообще ни к чему – они просто сменяли друг друга плавной чередой, не оставляя сколько-нибудь серьезного следа в Тимовом сердце). Данной девушке не очень повезло в том смысле, что в свете блистательного успеха «Иосифа...» ее чары как-то меркли. Норри взялся за продюсирование альбома, поскольку успех постановки следовало немедленно закрепить. Альбом взялась записывать Decca, что было само по себе уже очень хорошо. Кроме того, ребята продолжали записывать некоторые из своих песен, причем Эндрю зачастую писал «в соавторстве» то с Мендельсоном, то с Бетховеном. Правда, соавторы не протестовали... Альбом был-таки записан, хотя нервный Эндрю все порывался отменить его выпуск (эту манеру он возьмет в традицию впоследствии), а с Тимом случилась странная вещь: девушка сама его бросила! Он до сих пор удивляется.

Примерно в то же время Тим познакомился с Beatles. Это произошло весьма оригинальным образом: он ворвался в студию, где, как он думал, они должны были записывать «Иосифа» (на самом деле он просто ошибся дверью) и поинтересовался – не очень вежливо – об отсутствии одного из людей. Когда ему ответил знакомый голос (собственно, Джона Леннона), Тиму было очень стыдно. Дальнейшее знакомство он предпочел в то время не продолжать.

«Иосиф...» отгремел, и наступило время для новых подвигов. Тим и Эндрю заключили контракт с компанией New Ventures – они должны были получать по 25 фунтов в неделю каждый, а все, что они заработают от своих работ, уйдет сначала на покрытие этого долга, а затем они получат по 25% от прибыли. Тим очень долго колебался, однако в итоге Эндрю его убедил. Время шло, и на ребят стали посматривать выжидательно: мол, может, вы еще что-нибудь напишете? А как же, отозвались ребята и принесли сценарий мюзикла о Ричарде Львиное Сердце. Авторов мягко попытались убедить, что затея не из самых удачных, но сингл «Вернись, Ричард, ты нужен своей стране» (в исполнении Тима) все же был записан. Сингл ушел по уже проторенной дорожке других песен Ллойда Уэббера-Райса, и Тиму пришлось снова чесать в затылке. Потом последовала идея мюзикла о царе Давиде (Тим воплотил-таки ее позже), также отвергнутая. Туда же отправился мюзикл о президенте Кеннеди и Карибском кризисе. А после – после пришел «Иисус Христос Суперзвезда».

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Мюзикл сегодня

Премьера первого мюзикла на чеченск

News image

Премьера первого в театральной истории республики мюзикла на чеченском языке пр...

«Думай как женщина». Сюжет

News image

Главного героя зовут Евгений, он специалист и гуру по женским ...

Одиннадцатый «Доктор Кто» будет игр

News image

В мюзикле, который носит название, как «Американский психопат», запланированном на ...

Программы в москве, на 2012/13 гг.

News image

Каждый день в Москве проходит больше тридцати концертов разного направления ...